С.В. Петросян: гуманитарные записки. (papuas_tt) wrote,
С.В. Петросян: гуманитарные записки.
papuas_tt

Смерть ребенка в Пермском крае: «Хороший» опекун лучше «плохого» родителя?



"Непреложный факт заключается в том, что ребенок, оставшийся с матерью — жив. А тот, которого отобрали из-за того, что мать якобы «плохая» — был отдан «хорошим» опекунам и погиб. И этот факт требует оценки".

Вчера, 28 декабря 2017 года, Добрянский район Пермского края вновь прогремел во множестве федеральных СМИ, в том числе — из-за случая смерти ребенка в замещающей семье, которого ранее отобрали у родной матери. Громкое заявление по этому поводу сделала сенатор Елена Мизулина, она сказала, что будет обращаться к генеральному прокурору РФ с просьбой взять дело на особый контроль.

 На данный момент Пермское краевое отделение «Родительского Всероссийского Сопротивления» (РВС) ведет в Добрянском районе четыре дела, которые связаны с неправомерными действиями сотрудников соцслужб.
Поскольку вчера (28 декабря 2017 года) я весь день провел с убитой горем матерью и со вчерашнего же дня я являюсь её официальным представителем по доверенности, то считаю необходимым сделать ряд пояснений и заявлений.

В интервью телеканалу НТВ омбудсмен Светлана Денисова, когда давала комментарий, сказала про мать буквально следующее:

«Мама проходит лечение у нарколога, на данный момент у мамы проблемы с жильём, то есть — она должна получить из маневренного фонда жильё. Вот как она решит все эти проблемы… Ребенок был изъят для того, чтобы она решила все эти проблемы».

Во-первых, мать не лечится у нарколога. Когда в сентябре 2017 года она пришла в добрянский Центр помощи детям, заявив о желании забрать сына и дочь, сотрудники учреждения отправили её к врачу. Нарколог сказал, что лечение матери не требуется и на учет её ставить не нужно. Он дал ей соответствующую справку, и она эту справку отнесла в приют.

Во-вторых, я прошу обратить внимание на то, что фраза Светланы Денисовой буквально говорит о том, что ребенок у матери был «изъят» незаконно. Если у родителей есть проблемы с жильём — это не повод отбирать у них ребенка и предлагать отдать его тогда, когда родители «решат все эти проблемы». Это повод помочь семье. Я понимаю, что пермский омбудсмен просто передала журналистам информацию, которую ей сообщили чиновники Добрянского района, но это высказывание очень хорошо показывает, какая картина мира сегодня существует в головах служащих. Стоит сказать, что с этим «выделением жилья из маневренного фонда» — целая история, требующая отдельного пояснения.

Детей у матери забрали в августе 2017 года, для этого были основания. Но как бы то ни было, вскоре мать одумалась, осознала произошедшее, исправилась и обратилась в органы опеки и попечительства Добрянского района с просьбой их вернуть. Там ей сообщили о том, где находятся дети, а находились они в этот момент в детском отделении Добрянской центральной районной больницы.

Фактически после этого обращения матери детей ей обязаны были вернуть, поскольку никаких законных оснований для их удержания не было. Мать на тот момент находилась в совершенно нормальном состоянии и выполняла требования сотрудников опеки и Центра помощи детям. Все ли эти требования были законными — это другой вопрос, но даже незаконные она пыталась выполнить.

Даже если служащие считали, что она плохая мать и детей ей отдавать нельзя, они всё равно должны были отдать их и только потом уже обратиться в суд с иском об ограничении или лишении родительских прав. Именно этого сегодня требуют российские законы, которые, к сожалению, сотрудники соцслужб не знают, а если знают, то читать их правильно не умеют (зачем, ведь у них есть инструкции, регламенты и методички!).

Наверняка найдутся несогласные, которые скажут что-то вроде: «А если бы с детьми что-то случилось?!». И тут необходимо добавить, что сегодняшние российские законы для решения подобных ситуаций дают служащим все необходимые возможности и инструменты. Если бы они тогда были уверены в том, что нахождение с матерью несет непосредственную угрозу жизни и здоровью ребенка (как написано в ст. 77 Семейного кодекса РФ), они могли бы составить соответствующий акт об отобрании ребенка и точно так же выйти с иском в суд (закон требует сделать это в течение семи дней после составления акта). Но в том-то и дело, что никаких оснований для этого не было.

Полностью статью А. Мазурова читайте на сайте ИА REGNUM.







Tags: ЮЮ, дети, социальная война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments