С.В. Петросян: гуманитарные записки. (papuas_tt) wrote,
С.В. Петросян: гуманитарные записки.
papuas_tt

Душа или жизнь?

http://kineshma.msk.su/films/besprid/normal/24.jpg

Видный, я бы даже сказал типичный представитель, развивающегося в России капитализма прогуливается по набережной. Ни с кем он не разговаривает, да ему и не с кем: в городе несколько человек ему под стать, а остальные для него вроде и не люди. Сам-то он фигура.

- Для меня невозможного мало, - говорит о себе этот господин без ложной скромности. Он так говорит, потому что денег у него много, а в обществе, где можно купить почти всё - это главное.

Другой представитель деловых кругов этого города больше похож на человека, но это дело временное.

-  Василий Данилыч еще молод; малодушеством занимается; еще мало себя понимает; а в лета войдет, такой же идол будет, - говорит о нём трактирная прислуга.

Приезжает в город третий деловой человек - Паратов. Он малость поиздержался в кутежах, и теперь распродает пароходы и прочие активы, но не о чём не жалеет:
-  Что такое «жаль», этого я не знаю. У меня, Мокий Парменыч, ничего заветного нет; найду выгоду, так все продам, что угодно. А теперь, господа, у меня другие дела и другие расчеты. Я женюсь на девушке очень богатой, беру в приданое золотые прииски.

Лучше бы сказал, не «женюсь» на девушке, а выхожу замуж за золотые прииски, было бы больше на правду похоже. Ну да он купец, ему, что товар продавать, что себя самого – одинаково.

А ещё в городе есть девушка редкой красоты и обаяния – Лариса. Она и поёт, и играет, и любить и чувствовать,  способна - душа у неё живая. Одна беда - денег нет на приданое.

Вы уже, конечно, догадались, что мы попали в драму А. Островского «Бесприданница», а, следовательно, «на дворе» 1878 год и перед нами представители коренного русского капитализма, который смотрит на Европу с придыханием (не зря же Кнуров французскую газету читает), но корни имеет национальные, и развивается не одним грабежом, как наш современный образца 1991 года.

Что же происходит с чудесной девушкой, попавшей в поле зрения купцов-капиталистов. Совсем простая штука происходит: все её хотят присвоить, попользоваться, так сказать. Никакого секса (прости господи) в драме не происходит, забудьте жестокую пошлость Рязановского «романса». Дело и тоньше, и страшнее. Живого человека превращают в товар, живой душой Ларисы играют в орлянку. Всё замечательные душевные качества не важны, дело в теле и в цене. Сговоримся – попользуемся.  Но я «лишнего не передам»,- говорит Выжеватов. Это он, ему до «идола» ещё далеко. А если очень кому-то хочется, как Кнурову, например, то и «передаст» не пожалеет. Для себя-то чего не пожалеешь!

http://istoriya-kino.ru/kinematograf/item/f00/s02/e0002548/pic/000039.jpg

А сама Лариса, ей как быть? Она живой жизнью жить хотела, любила, искала. А к чему пришла?

- Уж вы слишком невзыскательны. – Упрекает её Карандышев. - Кнуров и Вожеватов мечут жеребий, кому вы достанетесь, играют в орлянку — и это не оскорбление? Хороши ваши приятели! Какое уважение к вам! Они не смотрят на вас, как на женщину, как на человека, — человек сам располагает своей судьбой; они смотрят на вас, как на вещь. Ну, если вы вещь, — это другое дело. Вещь, конечно, принадлежит тому, кто ее выиграл, вещь и обижаться не может.

Лариса (глубоко оскорбленная). Вещь... да, вещь! Они правы, я вещь, а не человек. Я сейчас убедилась в том, я испытала себя... я вещь! (С горячностью.) Наконец слово для меня найдено, вы нашли его. Уходите! Прошу вас, оставьте меня!


Сам Карандышев не лучше наших героев-капиталистов. Женитьба на Ларисе для него не больше как средство отмстить за годы унижений, которые он претерпел от местных богатеев. Так что она для него тоже - инструмент. Правда, гордости у него сверх меры, поэтому смириться с потерей и простить Ларису он не может:

Карандышев. Так не доставайся ж ты никому! (Стреляет в нее из пистолета.)
Лариса (хватаясь за грудь). Ах! Благодарю вас! (Опускается на стул.)
Карандышев. Что я, что я... ах, безумный! (Роняет пистолет.)
Лариса (нежно). Милый мой, какое благодеяние вы для меня сделали! Пистолет сюда, сюда, на стол! Это я сама... сама. Ах, какое благодеяние... (Поднимает пистолет и кладет на стол.)


За что спасибо-то? Убил ведь! За то и благодарит, что хоть и убил, а душу её спас. Лучше умереть человеком и душу сохранить, чем превратиться  в товар на рынке, в ходячий бездушный труп.
Никого она не винит и всех прощает.


Лариса. Это я сама... Никто не виноват, никто... Это я сама.

За сценой цыгане запевают песню.
Паратов. Велите замолчать! Велите замолчать!

Лариса (постепенно слабеющим голосом). Нет, нет, зачем... Пусть веселятся, кому весело... Я не хочу мешать никому! Живите, живите все! Вам надо жить, а мне надо... умереть... Я ни на кого не жалуюсь, ни на кого не обижаюсь... вы все хорошие люди... я вас всех... всех люблю. (Посылает поцелуй.)


Прощайте хорошие люди, покупайте, продавайте, торгуйте другими и собой. Вы капиталисты, вы по-другому не можете. Вы всему знаете цену – товару, жизни, смерти и душе.

http://kineshma.msk.su/films/besprid/normal/10.jpg



Tags: чисто личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments