С.В. Петросян: гуманитарные записки. (papuas_tt) wrote,
С.В. Петросян: гуманитарные записки.
papuas_tt

Categories:

Групповой портрет элиты

http://pp.vk.me/c607631/v607631051/38f2/CYO7UUluiDA.jpg


События, описанные В.М. Шукшиным в рассказе «Мнение»  происходят в  большом глазастом здании. Понятно, что это не простой дом, а какое-то учреждение: райком или горком партии, возможно какой-то трест или главк – не суть важно. Кадры определённой принадлежности более менее плавно перемещались с партийной работы на хозяйственную и обратно. Определяющим фактором этой принадлежности было вхождение в номенклатуру и, естественно, членство в КПСС. Из четырёх героев рассказа трое – ответственные товарищи и коммунисты, а «зелёная» секретарша - комсомолка. Именно описанию  этих кадров посвящён рассказ.

Кадр первый:


«Некто  Кондрашин, Геннадий  Сергеевич,  в  меру полненький  гражданин,
голубоглазый,  слегка  лысеющий,  с  надменным,  несколько  даже  брезгливым
выражением на лице, в десять часов без пяти  минут вошел в подъезд  большого
глазастого здания, взял в окошечке  ключ под номером 208, взбежал, поигрывая
обтянутым  задком,  на  второй  этаж, прошел  по длинному коридору, отомкнул
комнату номер  208,  взял местную  газету,  которая  была  вложена в дверную
ручку, вошел в комнату, повесил пиджак на вешалку и, чуть поддернув у колен
белые отглаженные брюки,  сел к столу. И стал просматривать газету. И сразу
наткнулся  на  статью  своего  шефа, «шефуни»,  как  его  называли  молодые
сотрудники.  И  стал  читать. И  по  мере того,  как  он  читал,  брезгливое
выражение на его лице усугублялось еще насмешливостью».
Кондрашин звонит коллеге и предлагает «общнуться» на тему статьи шефа в центральной газете. Герой на короткое время остается наедине с самим собой:
«Кондрашин  отодвинул  телефон,  вытянул   тонкие  губы  трубочкой,  еще
пошуршал  газетой, бросил ее  на стол - небрежно  и подальше, чтоб видно
было, что она брошена и брошена небрежно...  Поднялся, походил по  кабинету.
Он,  пожалуй, слегка изображал из себя  кинематографического американца: все
он делал  чуть размашисто,  чуть  небрежно... Небрежно взял  в рот  сигарету
небрежно щелкнул дорогой зажигалкой, издалека небрежно бросил пачку  сигарет
на стол. И предметы слушались его: ложились, как ему хотелось, - небрежно,
он делал вид, что он не отмечает этого, но он отмечал и был доволен».


Я не хочу комментировать цитаты, всё же понятно: нарциссизм, пустой апломб, копирование чужих эталонов и прочее, и прочее, а главное - нищета духа. Всё это очевидно.

Приходит Яковлев(кадр второй), сослуживец в красивых носках. Сам по себе из тех. кого называют не рыба не мясо, но свой в доску. Следует общение в ходе которого выясняется что в статье шефа: «Одна трескотня, одна
трескотня,  ведь  так  даже для районной  газеты уже не пишут. Нет, садится
писать! Вот же Долдон Иваныч-то.»
Короче: статья не нужна, да и сам шеф дурак и «бык с
куриной головой»...

И через десять минут в большом кабинете Кондрашин прямо в глаза скажет третьему кадру, долдону-шефуне, что:

«… Она (статья) сегодня  и
нужна.
     -- То есть? - не понял Дмитрий Иванович.
     --  По духу своему по той... как это  поточнее  -  по той деловитости,
конкретности, по той  простоте, что  ли, хотя  там все не просто, именно  по
духу своему она  своевременна. И  современна, - Кондрашин  так смотрел на
грозного «шефуню» - простодушно,  даже как-то наивно,  точно  в  следующий
момент хотел спросить: «А что, кому-нибудь неясно?»
     - Но ведь теперь же все с предложениями высовываются, с примерами...
     - Так она вся - предложение! - перебил начальника Кондрашин. - Она
вся, в целом, предлагает... зовет, что ли, не люблю этого слова, работать не
так, как мы  вчера работали, потому что  на  дворе  у  нас - одна  тысяча
девятьсот семьдесят  второй. Что касается примеров... Пример -  это могу  я
двинуть, со своего, так сказать,  места, но  где же тогда обобщающая мысль?
Ведь это же не реплика  на совещании,  это статья, - и Кондрашин приподнял
газету над столом и опустил».


Вот так: честно, открыто, принципиально. После небольшого флирта с секретаршей, уже на лестнице Кондрашин
«…вдруг  негромко, зло,  остервенело  о ком-то
сказал:
     -- Кр-ретины».

О ком это так, во множественном числе, с такой ненавистью? Не стерпел, вырвалось. Кипит внутри.

Шукшин большой мастер и реализм его рассказов вполне критический, т.е. показывает типичные характеры в типичных обстоятельствах. Мне кажется, в рассказе нашёл свое выражение один из тех дефектов советского проекта, о которых говорил С.Е. Кургинян на Школе Высших Смыслов:

«Единственная сила в истории, которая ушла без боя с исторической сцены, — это коммунисты. Никто никогда в истории так не уходил. И это не может не иметь каких-то глубинных причин. Это, в конечном итоге, не может не быть порождением каких-то дефектов советского проекта. То есть это не может не быть проявлением нищеты этого проекта, которая соседствует с его блеском».

Как назвать это конкретный дефект зарисованный Шукшиным – плохая работа с кадрами, неправильный отбор в элиту или ещё как-то - я не знаю. Всё меняется, маскируется, перекрашивается… Я его назову, а оно, глядишь,  личину сменило и говорит: «Это не я». А это оно. Они. Я про них  писал недавно. А Василий Макарович давно.
Перечитайте его, пожалуйста.



Tags: чисто лирика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments