С.В. Петросян: гуманитарные записки. (papuas_tt) wrote,
С.В. Петросян: гуманитарные записки.
papuas_tt

Как я попал в список Норкина

Свои впечатления от этой передачи на НТВ я уже описал. Теперь хочу порекомендовать читателям статью нашего товарища, участника телешоу.
-------------------------------------------------

Оригинал взят у ilya_yu в Как я попал в список Норкина


Итак, я попал в зомбоящик.

В Москву мы с Павлом Гурьяновым приехали на презентацию книги «Стрелков и другие» – коллективного исследования под редакцией Сергея Кургиняна. Среди авторов книги – пять пермских «блогеров» (в кавычках – потому что слава «топовых блогеров» моих товарищей ну никак не греет). Когда презентация перешла в острую фазу – Кургинян стал отвечать на вопросы «стрелковцев» (пришедших, для убедительности, в камуфляже и демонстративно дремавших по ходу презентации) – Сергея Ервандовича стали торопить: пора ехать на телеэфир. Он на ходу схватил меня, Пашу (см. его отчет) и хабаровского соавтора книги Антона Безносюка, и мы поехали на НТВ. Что там будет, в чем наша роль, кто и о чем будет говорить, мы толком не знали.

Понятно было, что телевизионщики Кургиняна ценят, поэтому не могут не дать слово его гостям. Как всегда, в студии сидят человек 20 худо-бедно заинтересованных в происходящем и – аморфная массовка, проникнуть в чувства и мысли которой представляется почти невозможным.

Эфиром командуют боевитые «девочки». Узнав, что мы «с Кургиняном», нас быстро посадили в третий ряд, переместив куда-то наверх почтенных дам, бессловесно вставших со своих мест по энергичному приказу одной из «девочек». Стало понятно, что для массовки это нечто вроде работы: сесть куда скажут, похлопать когда скажут, проголосовать… Такое ощущение, что они и «проголосовать» хотели бы «как скажут». Но никто на этот счет инструкций не раздал. На первом голосовании «за красных» выступили 60 с чем-то процентов зала. На втором – на 12% меньше. Думаете, они в чем-то заколебались в ходе передачи? Скорее всего, они подумали, что, раз их спрашивают вторично, то первый раз они нажали не на ту кнопку. Был еще и фактор Жириновского, который во время рекламной паузы кричал: всех, кто за красных, переписать, всех переписать, это сторонники майдана! Я-то думал, это шутка такая неудачная, а это, вероятно, тонкое знание массовки. Ибо часть массовки непременно подумала: а вдруг и вправду решат, что мы за майдан? Да еще и «перепишут»?

В общем, попали мы заодно и в «список Жириновского».

«Девочки» в перерывах кричали на массовку: «Почему не хлопаете? Хлопать надо, когда хлопают! Почему не все голосуют, а?»

Одна из «девочек» подошла к нам: «Знаете тему передачи?» Ага, красные смыслы… Вроде как… «Да. Ну, то есть, про революцию, там, и все такое». Ладно, отвечаем мы. Замечательно объяснили про «красные смыслы».

Что-то «красное» говорил Лимонов. Кто-то из зала правильные слова сказал о заслугах большевиков. Но сильное впечатление производили оппоненты «красных». И не потому, что были они особенно зловещи, напористы или убедительны. Это такое бессмысленное и не слишком искреннее гудение, от которого «скучно и грустно». На эфире я понял, как тяжко слушать жириновских с барщевскими в течение часа. Мало того, что слушаешь эту ахинею, так еще и рефлексировать над ней нужно, ибо нужно «этому» оппонировать. Тошно.

Посреди передачи сбежал Игорь Чубайс. Нам из зала было непонятно, что произошло. Говорил о красном знамени Павел Гурьянов. А потом вдруг выскочил из студии Чубайс. «Паша, ты чего такого сказал?» Паша растерянно пожимает плечами. Оказалось, Чубайс не может находиться рядом с экстремистами-сепаратистами, в каковые он записал Дениса Пушилина. Пушилин, между прочим, был вполне за Чубайса: что-то там нес про нехорошего Ленина и про то, что белые «им» (кому – им, непонятно) ближе, чем красные.

Ну, ладно. Мы пришли поддержать красную идею. «Девочки» сказали, что надо высоко и долго поднимать руки. Мы вытянули руки и сидели так почти всю передачу. Понятно, что спросить могут когда угодно – и говорить придется с ходу. Меня спросили про то, как найти компромисс. Как будто я обязательно за компромисс. Может, я против компромисса с (обоими) Чубайсами! Я сказал, что в поисках компромисса нужно перестать ссылаться на фальшивки, как это делают некоторые господа. Тут я вижу, как Жириновский с Барщевским покинули свои позиции и, крича что-то, двинулись на меня. Меня смутило только одно: как можно при танцующих и кричащих жириновских досказать мысль? Из того, что они кричали, я расслышал только: «откуда вы знаете?» Как будто я своим заявлением про фальшивые документы открыл «страшную правду». Итак, у меня есть двадцать секунд и вскочившие Жириновский с Барщевским. Что сказать? Доказывать, что Ленин не шпион, а красные всего мира против украинского майдана? Сказал (попытался сказать), что реальный смысл русской революции – гуманизм. И альтернативой ему был коричневый смысл, захвативший почти всю Европу.



Самое ценное для меня впечатление связано с Жириновским. Он совсем не настоящий. Ну, совсем. Есть ли в нем что-то настоящее – судить не берусь. Но вот что однозначно: он играет разные спектакли на экране и в кругу своей свиты. Уходил он из студии изнеможенный и впавший в состояние прорицаний и мистических предчувствий. Держась трясущейся рукой за руку своего охранника, он говорил: «Страшный эфир! Очень страшный эфир!..» Лицо его выражало священный ужас, он словно имел апокалиптическое видение или встретился с самим диаволом (с «красными бесами»).

Слышал, Лимонов уже написал в своем ЖЖ, что он после этого эфира не хочет больше в зомбоящик: это, мол, жанр Жириновского и Кургиняна, это не для меня, небанального и запредельно актуального, Эдички. Очень комфортная позиция. Не хочу, дескать, опошляться, не хочу становиться банальным, хочу быть андеграундом. Многие из левых интеллектуалов (и Кургинян более всех, наверное) предпочли бы вариться в андеграунде, в авангарде, на острие тонких парадоксов и в глубине сложных смыслов. Чем, кстати, эти левые интеллектуалы, в отличие от Кургиняна, по большей части и заняты. Претендующие на интеллект обычно квакают в розовом болоте, которое принимают за красный андеграунд. Ага, пусть «массами» занимаются Жириновский и Сванидзе, «рабочий класс» все равно за нас… Нет, друзья, придется идти еще и туда, в телевизор. Сначала придется очистить от скверны гребаную «блогосферу», а потом – и телесферу. Отступать некуда.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments